Житель поселка ГЭС Борис Витальев (фамилия изменена,-Прим.редакции) считает, что в смерти его десятимесячного сына виноваты врачи одной из городских клинических больниц. Мужчина намерен устроить самосуд, угрожая медикам по телефону. Врачи же считают, что трагедии можно было  избежать, если бы родители малыша более внимательно относились к особенностям его организма и малейшим признакам первых симптомов инфекционных заболеваний. Борис Витальев просит предать огласке то, что произошло в его семье.

По словам мужчины он был безмерно счастлив рождению сына. Событие произошло в прошлом году. В семье уже есть один ребенок, которому около трех лет, и осенью у него родился братик. Новорожденный был очень похож на своего отца, с первых дней выписки из роддома все друзья и приятели счастливого папы отмечали этот факт. Борис был рад, и ждал, что вот совсем скоро сынок подрастет, и он научит его ловить рыбу и играть в футбол. В первых числах мая жена Витальева заметила, что у малыша поднялась температура. Она остановилась на отметке 37,5 и не понижалась на протяжении нескольких дней. Борис и его супруга не спешили обращаться к медикам, а пригласили своего знакомого в гости, чтобы тот осмотрел младенца, и подсказал, чем лечить. Приятель Витальевых имеет узкопрофильное медицинское образование, и лечит не детей, а взрослых. Чету Витальевых этот факт не смутил, и они доверились приходящему доктор.

Какой диагноз и какое лечение назначил «взрослый врач», Борис умалчивает, но на протяжении нескольких дней у маленького мальчика держалась температура выше 38 градусов. Не увидев улучшения от лечения, Витальевы вызвали бригаду скорой помощи, и врачи потребовали незамедлительно доставить малыша в больницу. «У сына был бронхит, - говорит корреспонденту ИА Волгоград News Борис Витальев. - 12 мая врачи оформили сына вместе с женой в палату, где было очень холодно. Сутки ребенок провел там. Конечно, от низкой температуры воздуха в помещении наступили осложнения. Через день  его перевели в реанимационное отделение клинической больницы. Лечащие врачи назначили ему курс сильнейших антибиотиков. Ребенка просто закололи лекарствами.  Больше своего сына живым я не видел, 26 мая он умер. Я считаю, что врачи виноваты в его смерти. В правоохранительные органы не обращался, наверное мне следует написать заявление в прокуратуру и следственный комитет, чтобы добиться проведения проверки по этому факту. Сейчас наша семья убита горем, но найдем возможность привлечь врачей к ответственности».

Корреспондент информагентства получил официальный комментарий от главного врача этой больницы. Учитывая требования российского законодательства о врачебной тайне и защите персональных данных, главврач подтвердил трагический случай смерти 10-месячного мальчика в палате реанимации. По его словам, ЧП произошло из-за сложнейшего порока сердца, который был диагностирован у малыша с самого рождения. В приватной беседе главный врач медучреждения отметил, что с первого дня появления на свет малышу поставили сложный диагноз, и рекомендовали его родителям каждые десять дней проходить наблюдения у профильного специалиста, в срок сдавать необходимые анализы, выполнять все предписания и рекомендации. Однако ни Борис, ни его молодая супруга к этим советам не прислушались. Малыша практически не видели в районной поликлинике, за которой он был закреплен по месту жительства, не на жизненно важных приемах у детского кардиолога.

В городскую клиническую больницу мальчик был доставлен в критическом состоянии, ослабленный самолечением, высокой температурой и дыхательной недостаточностью. На протяжении нескольких дней медики боролись за жизнь ребенка, но старания оказались напрасными. Медики считают: это тот самый случай, когда родители были обязаны неукоснительно следователь рекомендациям врачей. Будь они чуть внимательнее к своему сыну, трагедии удалось бы избежать. Пострадавший отец так не считает. Несколько раз в день он звонит врачам больницы, угрожает им физической расправой. «Ежедневно я вынужден проезжать мимо этой больницы на работу, - сказал он в беседе с корреспондентов информативность. - И каждый раз ловлю себя на мысли, что готов устроить самосуд над врачами, которые не смогли спасти жизнь моего малыша».