50851787 Депутатов Волгограда «подписывают» под преступлениями МУП «ВКХ»
Депутатов Волгограда «подписывают» под преступлениями МУП «ВКХ»

gdumjkh Депутатов Волгограда «подписывают» под преступлениями МУП «ВКХ»

В Волгограде разгорается очередной скандал: депутатов городской думы подписывают под преступлениями МУП «Волгоградское коммунальное хозяйство» или куда делось более 5 миллиардов рублей?

В ближайшую среду, 23 ноября, депутаты Волгоградской городской думы соберутся на очередное заседание, где им предстоит обсудить дачу согласия на заключение мирового соглашения администрацией города по арбитражному делу о признании МУП «ВКХ» банкротом. Корреспонденту информагентства Волгоград News стало известно, что народные избранники фактически готовы дать согласие на заключение этого соглашения, чтобы погасить все долги МУПа, включенные в реестр требований кредиторов с рассрочкой платежей в течение девяти лет. В документах, которые находятся в распоряжении информагентства, также говорится, что своим решением гордума предусматривает выдачу муниципальных гарантий ежегодно на один год начиная с 2017 года и в течение действия мирового соглашения. Это значит, что в бюджете города ежегодно необходимо предусматривать сумму расходов на погашение долгов МУП «ВКХ». Контроль за исполнением решения, в котором расписывается необходимость взять городу обязательства по погашению долгов муниципального предприятия, возложен на первого заместителя главы Волгограда Владлена Колесникова. Фактически, документ уже принят. Даже несмотря на то, что принятие этого решения в обязанность народных избранников не входит. Депутат Волгоградской городской думы Константин Калион, член комитета по бюджету и налогам объяснил журналистам информагентства Волгоград News, почему.

«Согласно ч.1 ст.115.2 Бюджетного кодекса РФ «Предоставление государственных или муниципальных гарантий осуществляется в соответствии с полномочиями органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления на основании соответственно федерального закона, закона субъекта РФ, решения представительного органа муниципального образования о бюджете на очередной финансовый год, решений правительства РФ, высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ и местной администрации муниципального образования, а также договора о предоставлении государственной или муниципальной гарантии при условии...», то есть полномочия депутатов Волгоградской городской думы - это принятие либо отклонение суммы расходов, заложенных в бюджете на очередной финансовый и последующие годы, получается, что администрация города Волгограда в лице руководства специально втягивает депутатов в коррупционные схемы», - считает Константин Калион.

22 сентября текущего года в рамках муниципально-частного партнерства в Волгограде было заключено Концессионное соглашение, согласно которому услуги по теплоснабжению оказываются ООО «Концессии теплоснабжения». При этом, как указывает разработчик: «в отношении объектов теплоснабжения, тепловых сетей, централизованных систем горячего водоснабжения, отдельных объектов таких систем, находящихся в муниципальной собственности Волгограда, не повлекло прекращения права хозяйственного ведения МУП «ВКХ».

«При этом разработчик сего проекта решения в пояснительной записке указывает на то, что незаключение мирового соглашения может привести к потере таких объектов залога перед кредиторами, как тепловые сети, - отмечает депутат Калион. - Возникает законный вопрос: какое концессионное соглашение заключалось с ООО «Концессии теплоснабжения» и какие объекты были предметом данного соглашения? Согласно Федеральному закону от 13.07.2015 №224-ФЗ «О государственно-частном партнёрстве, муниципально-частном партнёрстве в РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», статья 7 «Объекты соглашения о государственно-частном партнёрстве, объекты соглашения о муниципально-частном партнёрстве» устанавливает обязательные требования к данным объектам. В частности, часть 4 данной статьи гласит: «Объект соглашения, подлежащий реконструкции, должен находиться в собственности публичного партнёра на момент заключения соглашения. Указанный объект на момент его передачи частному партнёру должен быть свободным от прав третьих лиц».

В соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального закона “О концессионных соглашениях” “объект концессионного соглашения, подлежащий реконструкции, должен находиться в собственности концедента на момент заключения концессионного соглашения. Указанный объект на момент его передачи концедентом концессионеру должен быть свободным от прав третьих лиц”. Исключение делается лишь в двух случаях: 1) если объектом концессионного соглашения является имущество, относящееся к дорожной инфраструктуре или коммунальному хозяйству, такое имущество на момент заключения концессионного соглашения может принадлежать государственному или муниципальному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения; 2) в случае, если объектом концессионного соглашения является имущество, относящееся к дорожной инфраструктуре, оно на момент заключения концессионного соглашения может также принадлежать государственному бюджетному учреждению на праве оперативного управления. Если концессия не подпадает ни под одно из этих исключений и объект концессии обременен правами третьих лиц, концессионное соглашение может быть признано недействительным как заключенное с нарушением законодательства.

Однако 8 сентября текущего года своим постановлением Арбитражный суд Поволжского округа в кассационной инстанции по кассационным жалобам кредиторов МУПП «Волгоградские межрайонные электрические сети» ОАО «Химпром», ООО «ЛУКОЙ Л- Волгоградэнерго», ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания» отменил определение Арбитражного суда Волгоградской области от 28.04.2016 года об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу о банкротстве МУП «ВКХ». Остается непонятным, как могло быть заключено концессионное соглашение с ООО «Концессии теплоснабжения» 22 сентября, когда 8 сентября суд кассационной инстанции отменил мировое соглашение и объекты то есть имущество концессионного соглашения не было свободно от прав третьих лиц, так как находилось в залоге?

К слову, само решение в форме постановления Арбитражного суда Поволжского округа заслуживает отдельного рассмотрения, так как указывает на ничтожность заключенного ранее мирового соглашения. К примеру, в материалах постановления говорится, что мировое соглашение должно соответствовать требованиям как гражданского, так и процессуального законодательства, и при его утверждении на суд возлагается обязанность по проверке заключенного сторонами мирового соглашения на соответствие его положений закону, в том числе, в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Утверждая мировое соглашение, суд первой инстанции указал на то, что данное мировое соглашение не противоречит закону, иным нормативным актам и не нарушает права и законные интересы других лиц, что могло бы, согласно части 6 статьи 141 АПК РФ, явиться основанием для отказа в его утверждении.

«По мнению заявителей кассационных жалоб, условия погашения задолженности перед ними, как конкурсными кредиторами, в течение 10 лет, являются недопустимыми, нарушающими их права и законные интересы, - говорит Константин Калион. - Мировое соглашение содержит признаки неопределенности, и, возможно, ничтожности условий мирового соглашения о предоставлении муниципальных гарантий в качестве обеспечения исполнения обязательств, а также об обязательствах администрации Волгоградской области предоставлять финансовую поддержку муниципальному бюджету. Судебная коллегия, исходя из доводов кассационных жалоб, проанализировав условия мирового соглашения, находит его несоответствующим требованиям, установленным нормами Закона о банкротстве, нарушающим права и законные интересы конкурсных кредиторов должника. Кредиторы в результате заключения мирового соглашения, не должны получать существенно меньше того, чем они получили бы в результате распределения конкурсной массы».

В соответствии со статьей 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации муниципальная гарантия - это вид долгового обязательства, в силу которого муниципальное образование обязано уплатить лицу, в пользу которого предоставлена гарантия, по его письменному требованию определенную в обязательстве денежную сумму за счет средств соответствующего бюджета в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства отвечать за исполнение третьим лицом его обязательств перед бенефициаром.

«Пунктом 2 статьи 110.2 БК РФ установлено, что в программе муниципальных гарантий в валюте РФ должно быть отдельно предусмотрено каждое направление гарантирования с указанием категорий и наименований принципалов, объем которого превышает 100 тысяч рублей, - поясняет депутат Калион. - Указанные гарантии подлежат реализации только при условии их утверждения в составе соответственно программы государственных гарантий РФ, государственных гарантий субъекта РФ, муниципальных гарантий в валюте России. В соответствии с пунктом 2 статьи 117 БК РФ, от имени муниципального образования муниципальные гарантии предоставляются местной администрацией муниципального образования в пределах общей суммы предоставляемых гарантий, указанной в решении представительного органа муниципального образования о бюджете на очередной финансовый год, в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и в порядке, установленном муниципальными правовыми актами. Администрация Волгограда указала в своих пояснениях, что ежегодно формирует бюджет муниципального образования городской округ город-герой Волгоград на очередной финансовый год и плановый период, и вносит его на рассмотрение в Волгоградскую городскую Думу. Внесение проекта решения Думы в бюджете Волгограда осуществляется до 15 ноября текущего года, в связи, с чем исполнение администрацией Волгограда обязанности предусматривать при формировании бюджета Волгограда, начиная с бюджета Волгограда на 2017 год бюджетные ассигнования, и увеличение верхнего предела суммы предоставления муниципальных гарантий гарантирует возможное исполнение выданных муниципальных гарантий. Однако судебная коллегия доводы о возможном исполнении условий мирового соглашения находит предположительными, так как само по себе заключение мирового соглашения не гарантирует последующее безусловное достижение указанного результата, поскольку исполнение условий мирового соглашения зависит от многих факторов, в том числе сложнопрогнозируемых».

По словам народного избранника, суд указывает на то, что по условиям мирового соглашения администрация Волгограда обязуется предоставлять финансовую поддержку бюджету города в виде установления нормативов отчислений от налога на доходы физических лиц, либо предоставления межбюджетных трансфертов в соответствии с действующим бюджетным законодательством РФ в случае недостаточности средств у администрации Волгограда на исполнение обязательств по настоящему мировому соглашению. Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что исполнение должником условий мирового соглашения поставлено в зависимость от условия, относительно которого неизвестно наступит оно или нет, что препятствует утверждению мирового соглашения. Согласно статьи 160 Закона о банкротстве, основанием для отказа в утверждении мирового соглашения является нарушение установленного настоящим Федеральным законом порядка заключения мирового соглашения.

«Судебная коллегия считает, что утвержденное мировое соглашение не направлено на восстановление платежеспособности должника, поскольку его условия экономически необоснованны, - заявляет Константин Калион. - Принимая во внимание положения статьи 160 Закона о банкротстве, оснований для утверждения мирового соглашения у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу о несостоятельности должника подлежит отмене. В соответствии с пунктом 1 статьи 163 Закона о банкротстве отмена определения об утверждении мирового соглашения является основанием для возобновления производства по делу о банкротстве. При этом, согласно пункта 57 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в случае возобновления производства по делу о банкротстве вследствие отмены определения об утверждении мирового соглашения или в результате расторжения мирового соглашения, сведения об определении арбитражного суда о возобновлении производства по делу применительно к статье 54 Закона о банкротстве подлежат опубликованию в порядке, предусмотренном статьей 28 Закона о банкротстве».

Анализируя сложившуюся ситуацию с учетом решения кассационной инстанции остается непонятным, о каком мировом соглашении может идти речь на сегодняшний день, когда принятие решения по заключению мирового соглашения не является компетенцией депутатов, точнее, обязанностью органа представительной власти муниципального образования. Помимо этого есть и другие вопросы. К примеру, деятельность ООО «Концессии теплоснабжения» является незаконной, так как концессионное соглашение будет ничтожным по причине отмены ранее утвержденного мирового соглашения. Депутат Константин Калион поясняет, почему: «Имеется обременение по переданному имуществу, а если часть имущества находится в МУП «ВКХ», то каким образом ООО «Концессия теплоснабжения» оказывает услуги населению и собирает денежные средства с населения? Вывод заключается в том, что принятие решения «О даче согласия на заключение мирового соглашения администрацией Волгограда по арбитражному делу А12-39465/2015 «О признании несостоятельным (банкротом) МУП «Волгоградское коммунальное хозяйство» на заседании Волгоградский городской Думы будет незаконным и содержащим в себе коррупциогенные факторы, так как депутаты возьмут на себя полномочия органа исполнительной власти – Администрации, так ч.2 ст. 1 «Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», гласит: «Коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции».